Группы минералов кимберлитов

С целью дальнейшего развития отечественной алмазодобывающей промышленности и восполнения минеральносырьевых ресурсов постоянно ведутся поиски новых месторождений алмазов, ведущую роль среди которых занимает шлихо-минералогический метод. В его основу положено нахождение и прослеживание в ореолах и потоках рассеяния минералов-индикаторов кимберлитов.

Минералы-индикаторы кимберлитов характеризуются ярко выраженным типоморфизмом. Типоморфными принято считать минералы, образовавшиеся в довольно определенных условиях и позволяющие судить об этих условиях.

Изучение типоморфных особенностей минералов имеет первостепенное значение для расшифровки сложных условий минералообразования и ореолообразования. Эффективное использование шлихоминералогического метода поисков алмазных месторождений немыслимо без детального и всестороннего изучения минералов из кимберлитов традиционными и новейшими методами.

Исходя из имеющихся сведений по алмазной минералогии, все минералы кимберлитов подразделяются на несколько групп:

  • 1 — ксенозерна из разных уровней мантии (минералы, слагающие ксенолиты глубинных пород или являющиеся продуктами их дезинтеграции);
  • 2 — зерна, кристаллизующиеся непосредственно из кимберлитового расплава;
  • 3 — ксенозерна корового генезиса (преимущественно минералы из пород кристаллического фундамента);
  • 4 — реакционные (реакционно-магматические) минеральные фазы (оболочки);
  • 5 — постмагматические минералы (развивающиеся по первичным магматическим и ксеногенным минералам).

Не исключается возможность кристаллизации части минералов в глубинном (астеносфер-ном) магматическом очаге (протозерна). Из всех перечисленных групп поисковое значение имеют лишь минералы первой группы, которые традиционно называются минералами-спутниками алмаза (МСА) или минералами-индикаторами кимберлитов (МИК).

Некоторые исследователи в понятия «минералы-индикаторы кимберлитов» и «минералы-спутники алмаза» вкладывают различный генетический смысл, относя к последним все традиционные минералы кимберлитов (пироп, пикроильменит, оливин и др.), а к МСА — более узкую группу минералов, ассоциирующих непосредственно с алмазами (как, например, малокальциевый и высокохромистый пироп).

Не предаваясь дискуссии относительно правомочности применения того или иного термина по отношению к кимберлитовым минералам, отметим лишь, что, несмотря на имеющиеся у каждого из них свои преимущества и недостатки, оба они имеют право на существование. Во всяком случае, среди производственников оба эти понятия, как правило, тождественны. Важно не само название, а что под этим названием подразумевается.

Минералы-индикаторы присутствуют в кимберлитах в акцессорных количествах и составляют десятые и сотые доли процента, реже первые проценты. Состояние, в котором кимберлитовые минералы и их ассоциации находятся в сформировавшемся кимберлитовом теле как итог глубинного и постмагматического этапов развития, первично в отношении процессов формирования шлиховых ореолов.

В процессе разрушения коренных источников и образования механических ореолов индивидуальные особенности индикаторных минералов из кимберлитов, приобретенные в глубинных условиях и в процессе становления кимберлитовых тел, сохраняются на протяжении определенного отрезка времени и в определенных условиях. Однако сразу же кимберлитовые минералы попадают в обстановки, наиболее далекие от равновесных условий их существования.

Они подвергаются воздействию новых мощных факторов, изменяющих как облик отдельных минералов, так и ассоциации в целом. В процессе формирования шлиховых ореолов происходит изменение первичных признаков минералов из кимберлитов и возникновение вторичных.