Свой дом: тепло и уют для семьи

Жена смотрела в окно и плакала. Там, внизу, терялся среди зарослей сирени и алычи дом, который стал нашим. На покупке настоял я – мы ждали второго ребенка, невозможно дальше слоняться по квартирам.

Свой домВ самую первую очередь мы новые деревянные окна вставили и за стены принялись. Тут советов много было, но если я хотел дом теплый и чтоб древесина лет сто прослужила, выход был один: только вентилируемый фасад. Опять же, а какой?

Металлический сайдинг отвергли – дом все же, не административное здание, керамогранит дороговат, да и хотелось стены максимально светлыми сделать.

Остановились на фиброцементных плитах. Во-первых, потому как система креплений позволяет выровнять кривизну стен (нужно сказать, что стены были далеки от идеальной ровности). Во-вторых, такой вентилируемый фасад можно окрасить в любой цвет. В третьих – морозоустойчив, долговечен.

Устанавливать фасад оказалось не так и сложно, больше времени подготовительные работы заняли, и то только потому, что я чересчур придирался к выравниванию стен. Крышу подшивали простым сайдингом – удобно, быстро и смотрится все просто замечательно. Балкон виниловым сайдингом обшили (см. 24siding.ru/products-page/docke-vinilovyj-sajding/). Пол выровняли, укрепили. Планировку мне помог мой друг-архитектор сделать. Перегородки установили новые, легкие, но звуконепроницаемые. Пол – ламинат. Потолок в доме навесной, а в мансарде после утепления его – тот же сайдинг.

За два дня до приезда жены покрасили стены дома в почти белый, с легким оттенком кремового, цвет. Лишние кусты и деревья были убраны. Сейчас прохожие останавливались в недоумении – откуда тут взялся дом? Там же несколько лет чернело что-то через листву…

Площадку перед домом разровнял, но размечать ее - дорожки, цветники – не стал. Это жены прерогатива. Она вернулась с сыном загорелая, веселая. О доме мельком спросила: продал или нет? Ответил: все нормально. А потом на кухне она выглянула из нашего пятого этажа и увидела ДОМ. Смотрела, как на привидение. Обернулась ко мне, и вижу в глазах немую просьбу: скажи, что это наш дом, скажи, что ты его не продал…